Impervious horrors of a leeward shore (arpad) wrote,
Impervious horrors of a leeward shore
arpad

Эфраим Кишон. "Программа-минимум".

- Президент Абдель Рахман Ареф, позвольте поздравить Вас от имени моей газеты по случаю Вашей инаугурации как президента Иракской Республики. Наши читатели будут благодарны, если Вы соизволите немного приоткрыть свои планы на будущее.
- Я еще не составил точного расписания. В любом случае, следующие месяцы я посвящу усилению национального единства. Через неделю я объявлю всеобщую амнистию коммунистам и баасистам, и таким образом, я надеюсь, будут устранены все препятствия построению социализма.
- А в экономической области, господин президент?
- Усиленное использование природных богатств и пересмотр договоров с иностранными нефтяными фирмами. Немедленное прекращение войны против курдов создаст стабильность и благоприятный климат для проведения реформ в системе образования. До середины июня я надеюсь выполнить в общих чертах эти пункты.
-Почему до середины июня, позвольте спросить?
- Потому что тогда раскроется первый заговор с целью моего убийства.
- Офицеры генштаба?
- Нет. На этот раз заговор организует скорее всего командир гарнизона в северной провинции, один из моих верных людей. Как раз через две недели я произведу его в бригадные генералы.
- Заговор увенчается успехом?
- Нет. Брат командира гарнизона донесет охранке заранее. Вследствие раскрытия я устрою, разумеется, энергичную чистку среди офицеров, и будут проведены массовые аресты коммунистов и членов Баас. Главу мятежников я повешу своими руками, но это «off the record».
- Разумеется, господин президент. Когда будут закончены чистки?
- В начале августа, я надеюсь. Двадцатого числа я уже полечу в Каир, чтобы побеседовать с Абдель Насером об объединении двух братских стран и об освобождении Палестины. Я уверен, что атмосфера будет великолепной, хотя посередине переговоров, я опасаюсь, придут первые сообщения о новом наступлении монархистов в Йемене. В любом случае, я вернусь из Каира с планами немедленного выполнения объединения.
- То есть в конце августа мы действительно объединимся с Египтом, господин президент?
- К сожалению, нет. Во время речи перед офицерами-курсантами меня обстреляют из среднего пистолет-пулемета.
- Аллах!
- Не надо паниковать. Только министр обороны и командир шестой дивизии отправятся к предкам. Я же буду легко ранен в плечо и обращусь с речью к нации из больницы. Я уже работаю над этой речью, и запишу ее в течение нескольких дней, чтобы она была готова заранее.
- Можно ли узнать содержание речи, господин президент?
- Я поблагодарю Аллаха за спасение меня и Ирака, и сообщу о чистках государственного масштаба среди про-египетского офицерства, которое организовало заговор против меня во время моих переговоров в Каире. Командующий танковыми войсками поддержит меня, и в середине сентября я назначу его моим заместителем. В ноябре я об этом пожалею, но тогда будет уже поздно.
- А пока, господин президент?
- Пока национализация банков и резня левых. Я передам по телевидению показательный процесс над ними и повешу девять вождей коммунистов.
- Разрешите спросить: своими руками?
- На этот раз нет. В это время я буду обсуждать в Москве приобретение большого количества новейшего советского вооружения. Заместитель начальника генштаба будет меня сопровождать.
- Не начальник генштаба, господин президент?
- Нет. Он будет замешан в покушении на меня в первую неделю октября.
- Стрельба?
- Нет, бомбардировка. Командиры ВВС используют возобновление боев с курдами и разбомбят утром девятого октября мой дом.
- Ваш труп будет найден среди развалин, господин президент?
- Пока нет. По моим планам, в этом покушении я всё еще чудесным образом спасусь. Я буду в подвале, когда бомбы разрушат мой кабинет. Кресло, на котором Вы сидите, и книжный шкаф будут полностью уничтожены.
- Значит, девятого октября?
- Да. Конечно, всегда может произойти мелкое изменение на день или на два, но я не думаю, что мое расписание изменится. Впрочем, подождите, у меня в книжке всё записано: в середине октября у меня чистки. Потом опять чистки. В конце месяца министр образования будет казнен.
- Заговор?
- Нет, по ошибке. Потом у меня несколько массовых кампаний резни. Комендантский час. Комендантский час. Закрытие всех магазинов. Губернатор южной провинции будет арестован первого ноября. Делегация доброй воли из США. Заговор нового министра обороны провалится...
- А когда свержение, если позволите, господин президент?
- По моим планам, мое свержение должно произойти между 8-ым и 11-ым ноября.
- Заместитель начальника генштаба?
- Да, он тоже будет участвовать, но настоящим лидером будет мой заместитель, командующий танковыми войсками, которого я легкомысленно назначил в сентябре.
- Это я уже записал. А что именно произойдет, если можно узнать?
- Восьмая механизированная дивизия под видом маневров захватит радиостанцию, и мой двоюродный брат, который будет назначен министром внутренних дел в конце октября, обратится с заявлением к нации, в котором назовет меня – подождите, где я это записал? – да, назовет меня «сумасшедшим псом, когти которого обагрены кровью». Он также призовет к национальному единству.
- Весьма вероятно, господин президент. Позвольте спросить, почему Вы не отдадите приказ взорвать радиостанцию до ее захвата, если точные даты известны заранее?
- Конечно, я отдам такой приказ. Но мой верный человек, командующий гвардией, ответственный за станцию, присоединится к мятежникам.
- Ясно. Вы будете сражаться, господин президент?
- Нет. Я сбегу в своей голубой полосатой пижаме. По моим подсчетам, спустя два дня меня поймают в женской одежде в пригороде Багдада, и мне отрубят голову.
....
- Ваше тело протащат?
- Конечно. По главным улицам.
- А Ваши планы на более дальнее будущее, господин президент?
- Здесь, примерно, я вижу свою роль в качестве президента законченной.
- А кто будет новым президентом, если позволите?
- В своем завещании я порекомендую командующего гвардией, который меня потом предаст.
- Каковы его планы?
- Я думаю, национальное единство. Но лучше позвоните ему самому около 15-го ноября. Я отвечаю только за свое расписание. И извините, но мне надо спешить на парад победы...
- Большое спасибо, господин президент, сердечно поздравляю. Салам алейкум.
- Алейкум ассалам».

подробности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments