December 12th, 2008

smile

Мне очень жаль.

Ужас.

Все до одного выступающие уверены что власть не в их руках, что власть пойдет по трупам чтобы добиться своей цели, что "сам пойдешь, холоп, или тебя повести?" - единственная форма диалога с этой властью.

То что изменилось - об этом открыто говорят.


У меня складывается такое впечатление, что как будто Третьяковская галерея уже приняла решение, и нас, по-видимому, позвали только для того, чтобы мы это решение поддержали. Но из всех выступающих я не вижу здесь ни одного человека, который бы резко не протестовал против этого решения. Правильно звучало слово "преступный". Вы знаете, что сталинский режим распродавал уникальные, мировой ценности произведения искусства, и в очень большом количестве. Мы жили в такое время, когда власть направо и налево раздает ценности общенационального значения: земельные угодья, ланшафты, храмы, монастыри, ризницы, мы все свидетели. И поэтому я думаю, Третьяковской галерее нужно очень крепко подумать, чтобы принимать такого рода решения. Ведь наша власть – она такая же безответственная, как и сталинская. К сожалению. Все партийные бонзы, они теперь стали глубоко верующими. Все партийные деятели, возьмите хоть всех.

......

Спасибо всем выступающим. Я со всеми согласен. Все выступления были профессиональны, точны и безапелляционны. Но если вы за это проголосуете, вы проголосуете за то, что икона уйдет на постоянное в монастырь, в Лавру. Это совершенно точно, потому что мы это уже проходили. Я имел разговор, трехчасовой, с Патриархом, когда я его уговаривал не выполнить указ Президента. И это получилось. На второй подвиг я не способен. Если вы сейчас за это проголосуете – вы все за то, что она уйдет в Лавру. Это элементарно, это совершенно точно. Это точно!

......

Конструктивных предложений здесь было два, – больше пока не было, – которые действительно говорят о том, что мы можем здесь себе говорить "халва, халва" сколько угодно. Совершенно прав господин Лидов – мы выйдем на улицу и услышим совершенно другое. И если мы хотим, чтоб сюда пришли, икону вынули из витрины, какая она есть, и унесли, вы можете ложиться на пороге, вас ОМОН положит, понимаете? Тот, который будет охранять ее выход. Вот тогда вы все это вспомните. Потому что во всех случаях и никто сейчас никому ничего не может гарантировать. Вспомните события в Грузии, вспомните события в Абхазии, вспомните события в Осетии и подумайте о том, как там живут музеи.

Я считаю, что, действительно, у этой общенациональной святыни, так же как у "Владимирской", так же как у "Донской" должна быть своя рубашка, которая ее во всех случаях оградит, охранит и спасет. Вы думаете иначе


--------------------------------------------------------

Единственное что я считаю нужным сказать - есть ситуации в которых не бывает компромиссов. Либо ты отстоишь свое. Либо нет. Либо ты - либо тебя.

Решается уже не судьба "Троицы". Решается вопрос минимальной независимости русского музейного дела от чиновной вертикали. То что часть этой вертикали носит рясы не меняет абсолютно ничего.

По моему Третьяковская Галерея в данном случае должна принять и отстоять именно решение "нет, и точка". И для этого надо идти на обострение конфликта а не пытаться найти компромисс.